Тел.: +7 (495) 507-90-18
с   10:00
до 20:00
info@sportjurnalist.ru

Александр Шмурнов о создании Школы Спортивной Журналистики

  Автор: Артём Зибрак

 

Артём Зибрак: История с «Чемпионатом» закончилась. Чем вы сейчас занимаетесь? У Вас остаётся «НТВ-Плюс» и «Школа спортивного журналиста»?

Александр Шмурнов: У меня две постоянные работы. Закрылся, к сожалению, проект “Красно-белая среда”, но закрылся временно. У меня все спрашивают, какова дальнейшая судьба проекта, а я не могу дать ответ. Я недавно в радиоэфире рассказывал подробно. Коротко попытаюсь сублимировать сказанное.

В этом проекте я заметная фигура, но далеко не главная – я на поверхности, некая верхушка айсберга, как ведущий фронтальной программы. Вообще там люди много чего делали и создали удачный телевизионный проект и с продюсерской, и коммерческой точки зрения, и с точки зрения наполнения. Они приняли решение – либо мы со «Спартаком» официально вместе, либо никак. Никакого андерграунда не будет, потому что это невозможно. «Спартак» сказал: «А вы знаете, это очень интересно. Мы будем иметь вас ввиду и когда будем делать своё телевидение, вы будете у нас в шорт-листе». Какие-то подвижки будут в марте, но мы-то надеялись, что будут в прошлом марте. Но ни в прошлом марте, ни в августе, ни в сентябре, ни в ноябре пока ещё не было шагов на приближение к созданию «Спартак-ТВ».

Я надеюсь, что это произойдёт. Если это произойдёт, лично я, а также все те, кто этим занимается, разовьём гигантскую активность, чтобы доказать на всех уровнях, что именно нам нужно это делать, потому что мы это очень любим, потому что компания наша с технической и технологической точек зрения на очень высоком уровне. Всё, что было создано, было создано телевизионными профессионалами. Именно нам надо это поручить на какой-то коммерческой основе, которую мы разработаем вместе со «Спартаком» и будем вместе работать, создавать «Спартак-ТВ». Я об этом мечтаю каждый день. Дополнительных проектов и идей написано за эти полгода и положено «в стол» масса. Для того, чтобы можно было вынуть и сказать: «Ребята, есть ещё вот это, вот это и вот это, кроме того, что мы уже делали». Всё это стоит в положении «стенд бай» и ждёт, пока скрипнет, провернётся эта телега и колесо поедет.

АЗ: То есть вы на низком старте?

АШ: Скорее на высоком. У меня ещё один проект висит таким неприятным дамокловым мечом и может упасть в любую секунду. И человек, который между мной и заказчиком (мы с ним сидели примерно в такой же обстановке) говорит: «Ну, что, а команда у тебя есть, чтобы сделать большой проект?». Я говорю: «Слушай, это не то, как стоит шкипер и несколько матросов, которые бегают и ждут, когда их возьмут на этот корабль. Они есть, но им надо позвонить. За месяц команда будет». На низком старте это, когда мы сидим и ждём зарплаты, а мы этого ничего не ждём. Есть люди, с которыми мы готовы делать любое дело – как «Спартак-ТВ», так и другие проекты. И мы ждём. Вот этим, в том числе, я и занимаюсь – созданием каких-то концепций на будущее. Что бы в любой момент можно было достать, положить перед собой и начать работать.

АЗ: А Вы не раскроете нам, что это за проекты?

АШ: Нет (улыбается). Просто потому, что начнёшь это раскрывать, а потом какие-то другие люди скажут: “О, мы тоже этого хотим, хорошая идея! А давай-ка мы это сделаем”.

Александр Августин: Вы сейчас преподаёте в «Школе спортивной журналистики». Это для вас не впервой?

АШ: Ну как сказать. Я вообще из семьи преподавателей, у меня все родственники преподаватели. Сам начал преподавать в 2009 году. Читал небольшой курс в университете, где нет кафедры спортивной журналистики. Но там пришли люди и начали немножечко в этом смысле трепыхаться. Какое-то время там вела свои занятия Анна Дмитриева, мой учитель и многолетний начальник на «НТВ-Плюс». И как-то в разговоре с ней я сказал, что мечтаю пообщаться со студентами, потому что мои старики-преподаватели, родственники, приглашали на встречу со студентами, к спорту не имеющими отношения. Просто поболтать, как комментатор. Ну, в общем, с аудиторией у меня было всё в порядке.

Мне это нравилось, но хотелось продвигаться, чтобы у меня были свои студенты, которые учатся не сопромату или теории культуры, а именно спортивной журналистике. И когда такая возможность появилась, мне Дмитриева сказала: «Ну вот, иди вместо меня полгода поработай». Я пошёл, поработал. Мне это не понравилось. Вокруг меня читали совершеннейшую лабуду. Я пытался объединить группу, но она была маленькая, разбегалась постоянно. Их нагружали какой-то ерундой, каким-то спортивным бизнесом, которого нет, и так далее. Хотя у меня остались хорошие отношения, в частности у меня студентка там была Рита Фомина, с которой у нас прекрасные отношения. Думаю, это будущий первый номер нашего кёрлинга. Она уже второй номер. На Олимпиаде Сидорова была лидером, а Рита вторая, но, по-моему, она сейчас играет лучше. Мы много общались, наверное, потому, что она помнит, как у меня занималась, писала что-то, старательная была. Там были, в основном, девочки. Ну и полгода эти проведя, я понял, что мне хотелось бы чего-то большего самому. Попался очень хороший партнёр – директор, менеджер, с которым мы вместе сделали Школу.

АА: Вы довольны этим проектом?

АШ: Да. Я очень доволен этим проектом, доволен тем, как он развивается. Пока мы щупаем в темноте, потому что спортивной журналистики нет. Есть в России много разных специальностей. Наверное есть резчик мяса для салата оливье, но нет спортивных журналистов. Наверняка даже номер у этой профессии какой-то есть, вроде 643–БИС "говядина для салата кубиками, нарезка". А спортивной журналистики нет. Мне это как-то неприятно, что нашей профессии не существует. Я иногда даже хожу по кабинетам и пытаюсь это доказать. Общаюсь с разными людьми, и, в частности, сейчас зашёл разговор не столько даже о создании филиала нашей школы, сколько о помещении её на официальной основе в Татарстане в один из университетов. Потому что там это делается быстрее и в Казани очень большой спрос. У них там много спорта – Универсиада…

АА: С «Рубином» это как-то связано?

АШ: Нет, никак.

АЗ: А как будет работать филиал? Будете не вы преподавать?

АШ: Мы будем делать это вахтенным методом. Все преподаватели нашей школы будут ездить туда, условно говоря, на три дня, читать усиленный курс, а через два месяца возвращаться, оставляя задания, и через два месяца читать ещё. То есть в феврале, апреле и июне будет приезжать один преподаватель, а другой со сдвигом в две недели. Всё время у студентов будет усиленное общение с кем-то из московских преподавателей. Пока мы так придумали. Нам ещё нужно будет подписать большие бумаги, потому что мы не хотим это делать точно так же, как и сейчас в Москве на своих мелко коммерческих условиях. Мы хотим это сделать на федеральном уровне. И такой разговор с министром образования Татарстана состоялся три дня назад.

АЗ: Я был, наверное, в числе второго или третьего выпуска «Школы спортивного журналиста», сейчас уже пятый-шестой примерно. Каким Вы видите развитие школы?

АШ: Сейчас стали сотрудничать с Игорем Рабинером. Это стало очень объёмным. Дудь тут смеялся, когда смотрел наш ролик, что 30 секунд Шмурнова и 6 минут Рабинера (смеётся). Так всё правильно! Есть такой знаменитый анекдот. В Центральном парке сидят два человека. У одного шикарный костюм, хотя немного и лоснящийся, и большой плакат “Подайте бывшему члену государственной Думы на пропитание”. Рядом сидит маленький человек в кургузом пиджачке и у него листочек: ”Подайте бедному еврею”. Идёт старушка и к этому подходит: “Ну что ж ты, милок, так скромно выглядишь? Вот же, как надо”. Один к другому поворачивается и говорит: “Слушай, и она будет учить нас коммерции?”.

Понятно, что один такой, другой сякой. У нас очень много разного. Мы по-разному подходим к работе – кто-то по-флоберовски, кто-то иначе. Мы с Игорем довольны друг другом и тем, что получается. У нас развиваются не только наши личные с ним курсы, моё общение со студентами и его (которое мы разделили, кстати, – Игорь ведёт первый семестр, а я второй), но и другие специальности.

У нас сейчас очень здорово встала на проектную мощность психология и культура речи. Сейчас придумали курс «Лига спортивного английского». Он будет интересный. Спецкурс, на который будут записываться те, у кого уже хотя-бы какой-то английский есть, но кто хочет лучше ориентироваться в переводах, репортажах, чтении, в использовании терминологии. У нас есть человек, который будет читать спортивный английский. Помимо этого мы пригласили Кружкова, который ведёт «Разговор по пятницам» в «Спорт-Экспрессе», на роль преподавателя по конкретному жанру – «интервью». Думаю, что Кружков один из главных мастеров, наряду с тем же Дудём. Ну, таких много, кто умеет брать интервью. И Саша, как выяснилось после первого семестра, ещё и очень доходчивый и умный преподаватель. Я доволен тем, как этот проект развивается. Результат? Мы тут с Дудём сидели, он смеётся: “Зачем столько журналистов?” А я говорю: “А зачем столько риелторов и адвокатов?” Ну, есть у нас спрос на эту профессию, люди идут. У нас по 60 заявок.

АЗ: А есть ли где им работать?

АШ: Есть. Россия, волей-неволей, должна развивать спортивную журналистику просто потому, что мы стали ареной огромного количества крупных соревнований. После Олимпиады у нас чемпионаты мира по хоккею, чемпионат мира по водным видам спорта, потом Кубок конфедераций и чемпионат мира по футболу. У нас, наконец, «Формула-1». Мы по-прежнему не закрыли глаза на теннис, он у нас существует и развивается – будет 25 лет Кубку Кремля, мы по-прежнему играем в теннис. И биатлон у нас популярен. Всё это нужно развивать и это всё есть. Соревнований полно. И, ещё раз подчеркну, спорт имеет шанс стать такой отдушиной для людей, в которую можно зайти, заглянуть, получить своё удовольствие, найти кайф от боления, от красоты, от эмоций и не включать так называемый большой телевизор. А раз так, раз люди хотят этого, то мы им это дадим.

Полностью интервью с Александром Шмурновым можно прочитать на сайте www.eurofootball.ru